Кошка-зима. Умная, смелая и вежливая (zuiki) wrote,
Кошка-зима. Умная, смелая и вежливая
zuiki

  • Mood:

И где бы ты не был, чтоб ты ни делал

Вован с утра смотрел какую-то америкосовскую передачку про крепости, конкретно про базу подлодок в Балаклаве (я так понимаю, бывшую).
Что я услышала:
"До пятидесяти советских подводных лодок выслеживали в этом районе подлодки НАТО."
"Советские ученые разрабатывали ядерное оружие бла-бла-бла, но Америка смогла бы нанести ответный удар."
И про некое разрушенное убежище для высшей партийной элиты:
"В девяностые некий бизнесмен купил это сооружение всего за пять тысяч долларов и обогатился, распродавая его по частям. ... Мародеры всего за несколько дней уничтожили труд восемнадцати лет." (Тут я удивилась, потому что мне послышалось, что это было сказано с грустью -- но, возможно, это грусть того же рода, как, допустим, в разграбленной египетской гробнице. Или как в том анекдоте про котят.)

На что пытаюсь обратить ваше внимание. Почему я всегда так психую из-за неточного словоупотребления -- потому что это порождает другие оттенки смысла. Естественно, именно такие слова и нужно выбирать, если требуется у собственного населения создать впечатление, чье дело правое -- но когда эти речи попадают на противоположную сторону, то принимать их за чистую монету могут только те, кто желают зла своей стране.
Далее. Можно сколько угодно плеваться, что советская художественная литература была вся насквозь идеологизированная -- во-первых, буржуйская идеологизирована не менее, во-вторых, сейчас наша литература какая угодно, кроме идеологии, а у буржуев в этом смысле ничего не переменилось. (Я как-то приводила пример из книги по вязанию (!) -- что бедных эстонок во времена советской оккупации силком загоняли в вязальные кооперативы; что-то мне подсказывает, что если бы обстоятельства сложились иначе, кооперативы были бы, например, шведские, но для собственно бедных эстонок ничего не изменилось.)
Я сейчас дочитываю т.наз. "Сагу о линзменах" -- во-первых, вообще за нее браться надо было лет двадцать назад, а то и двадцать пять, потому что хоть я в смысле литературного вкуса не то чтобы гурман, но все-таки настолько штрихпунктирное повествование прокатывает обычно в гонконгских комедийных боевиках, ибо у них и цель другая. Я сейчас держусь только на интересе узнать, чем закончится шестая книга -- даже если ничем, я не расстроюсь, хотя двух потерянных недель мне все же жалко.
Во-вторых, момент, который меня неизменно поражает абсолютно во всех сюжетах: они -- по определению плохие, потому что убивают, уничтожают, насаждают, бла-бла-бла. Но мы -- хорошие, поэтому нам можно убивать, уничтожать, насаждать и бла-бла-бла, ибо мы это делаем во имя добра! (У тех авторов, которые тоже чувствуют этот подвох, хорошие герои предпочитают перевоспитание напалму, но надо ли говорить, что это приводит к излишнему расходу розовых кружевных соплей?)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments